Бог, какой Ты?

Автор этого размышления – бывший пастор Борис Зудерманн (на фото в центре). Борис родился в Омске в немецкой семье христиан баптистов, в конце 1970-х годов его семья вернулась на свою историческую родину в Германию. Много лет он нес пасторское служение в церкви, преподавал в богословских семинариях России и Белоруссии, в Германии вел на радио христианскую передачу, написал несколько книг. На данный момент ему 63 года, он проживает в Германии.
Чуть больше года назад Борис узнал, что у него рак кишечника. Врачи сказали, что жить ему осталось несколько месяцев. С тех пор прошло почти полтора года активного лечения, в том числе и химиотерапией. Сейчас Борис молится о том, чтобы Бог продлил ему жизнь. Он хочет закончить начатые статьи и книги и еще многим послужить Господу.
Молитесь об исцелении Бориса, ведь у Бога нет ничего невозможного!

Бог, какой Ты?

Когда 7 апреля 2011 года после тяжёлой операции я проснулся после наркоза, то это было очень неприятное пробуждение. «Господин Зудерманн, мы спасли вашу жизнь, ещё один день и было бы поздно» - сказал мне главврач. Мой организм был сильно отравлен, к тому же ещё операция и наркоз, поэтому при пробуждении меня начал мучить сильный душевный дискомфорт, доходящий до непонятных страхов. У меня было такое ощущение, что я стою перед какой-то непонятной, серой, живой, но абсолютно равнодушной массой. У неё были глаза, но смотрела она абсолютно безэмоционально мимо меня. Этот образ преследовал меня несколько дней. Что это было? Плод моего больного подсознания, или мне явилась сама смерть, или, может быть, это был Бог? Ответа я не знал, не знаю по сей день и не хочу по этому поводу спекулировать. Я не решался об этом с кем-то поговорить: ни с женой, ни с моим душепопечителем, который меня регулярно навещал, и каждый раз имел ободряющее Слово.
Я днями не только размышлял об этом, но и просил ясности у Господа. Я хотел знать, что это было. Бояться мне смерти и встречи с Богом? Каково оно будет – наше появление в вечности? Кто и как нас там встретит? В итоге всё сводилось к вопросу – «Какой Ты, Бог?» Я понимаю, что этот вопрос из уст пастора, который должен твёрдо верить, который даже недавно опубликовал в Международной Христианской Газете статью об уверенности в спасении, звучит странно. Но такое бывает и в жизни пастора, и на него набрасываются страхи и сомнения. И ещё какие! Какой ты, Бог? Этот вопрос стал для меня вдруг жизненно-важным.
Я рискую описывать моё состояние после того, как нашёл одну цитату Клайва Льюиса, который тоже пережил подобные испытания и описал их в своей книге «О печали». «Я не нахожусь в опасности потерять веру в Бога. Во всяком случае, мне так кажется. Настоящая опасность состоит в том, вдруг поверить в страшные вещи о Боге. Меня не страшит мысль о том, что Бога нет, а мысль: «Вот какой Бог на самом деле, я подвергался обману». Вы понимаете переживания Льюиса? Он боится разочароваться в сущности Бога, он даже не боится мысли о несуществовании Бога, он страшится увидеть Бога совсем другим. Он боится испугаться Бога.
Каков Бог на самом деле? На этот вопрос по большому счёту никто ответить не может. Во-первых, потому что Бог во многом превосходит наше мышление, мы просто не в состоянии Его понять. Он нашему разуму недоступен. Во-вторых, не являются ли наши представления о Боге всего лишь проекцией нашего ума и фантазии? Правильно ли мы понимаем Его самооткровения в Священном Писании? Не зацементированы ли наши понимания образа Бога нашими желаниями, нашей трактовкой Писания и нашим богословием, если у нас таковое вообще есть? Правильно ли мы всё это понимаем? Думаем ли мы в правильном направлении? В любом случае, Бог другой и все мы будем удивлены Его сущностью. Но вопрос остаётся: какой Он «другой»? Нас ждёт радость или разочарование? Меня этот вопрос волновал и даже причинял страдания. Я не стремился к новым откровениям, я просто хотел получить покой. Несколько теорий по этому вопросу.
Может быть прав деизм (это такое философско-теологическое учение), которое утверждает, что Бог когда-то сотворил землю и людей, и потом предоставил их самим себе. Сегодня Он только равнодушный и бесстрастный наблюдатель, но в ход истории не вмешивается. Его не волнует горе этого мира, войны, голод, природные катаклизмы. Даже добрые достижения человечества Его тоже не радуют. Устраивайтесь и живите, дескать, как можете. Неужели мы проснёмся в вечности и встретим просто наблюдающего и равнодушного Бога, Который и там нас предоставит самим себе? Неужели нас там никто не обнимет и не утешит? Может быть эта теория права? Ведь среди сторонников деизма было много неглупых людей.
Или может быть правы восточные религии, такие как буддизм или индуизм, которые учат, что если человек выйдет из круговорота перевоплощения, то он растворится в большом, всеобъемлющем духе. Человек будет уже не он, а нейтральная часть какого-то большого божества. Он окунётся в вечную нирвану и не будет больше себя осознавать. Это не будет слияние с огромной группой единомышленников, с которыми человек будет вместе наслаждаться вечным покоем, нет, это будет неосознанное состояние.
Или может быть Бог действительно «огонь поядающий», и в день нашего появления перед Ним ещё раз пройдётся по нашей жизни, высветит все тайны и начнёт их выжигать? За все непрощённые грехи, за все тайные мысли, за все неосознанные проступки, за все негативные эмоции мы должны понести наказание? Может, права католическая церковь, отправляя всех людей в чистилище? А ведь действительно, кто может устоять перед Богом, кто окажется перед Ним невинным? Нет ли у каждого из нас где-то чего-то тайного, припрятанного? Знаем, что нехорошо, но и расстаться жаль. Неужели в том мире, после смерти нам ещё предстоят страдания? Эта мысль показалась мне ужасной, размышляя над этой теорией, я переживал глубины страданий, и неужели это ещё не всё? Я только мог молиться: Господи, только не это, я больше не могу.
Или может в учении православной церкви о мытарствах есть какая-то доля истины? Она утверждает, что прежде, чем предстать перед престолом Господа, человек должен ещё пройти определённые испытания. Всего их около 20-ти и состоятся они между девятым и сороковым днями после смерти человека. Отсюда происходят поминки и молебны за усопших. Злые духи испытывают человека на его страсти. Если человек на каком-то этапе не выдерживает испытания, он может выкупиться добрыми делами. Если их не хватает, ему остаётся надеяться на милость усопших святых. Если таковых не оказывается рядом, или они не расположены к нему, то у него очень плохие шансы. Если учение католической церкви о чистилище имеет ещё какое-то обоснование в Библии (1.Koр.3:12-15), то учение о мытарствах полностью построено на сомнительных откровениях усопших или на домыслах старцев.
Или, может быть, правы те, кто считает Бога таким добрым всепрощающим дедушкой, который с радушной улыбкой встретит всех у райских ворот: «О, заходите ребята, я давно вас жду. Добро пожаловать в небеса! Полюбуйтесь кто уже здесь. Вот как мило брат Павел беседует с братом Нероном. А друг всех детей, брат Сталин, будет проводить детское служение. А что вы так смотрите, не ожидали? Да вы слишком уж серьёзно относились к моему суду. Мои слуги просто немного перестарались, перегнули палку. Так им было легче командовать вами». А мы будем стоять, как вкопанные, и будем вспоминать мучеников и героев веры, перед нашими глазами пройдёт наша собственная христианская жизнь, со всеми лишениями и порой гонениями? Неужели всё было напрасно? «Не напрасно ли я очищал сердце моё и омывал в невинности руки мои, и подвергал себя ранам всякий день и обличениям всякое утро?» (Пс.72,13-14). Или прав Екклесиаст: «Всему и всем - одно: одна участь праведнику и нечестивому, доброму и злому, чистому и нечистому, приносящему жертву и не приносящему жертвы; как добродетельному, так и грешнику; как клянущемуся, так и боящемуся клятвы» (Еккл.9,2). Будем ли мы в таком раю счастливы?
Конечно, мы не имеем ни малейшего представления о Боге, Он не доступен для нашего познания. Если в Библии что-то о Нём сказано, то это обычно или самооткровение Бога, или реакция людей на действие Бога в их жизни и как они в этих действиях воспринимали и ощущали Его. Но это порой очень субъективно. Но с чего мне в моих размышлениях начать?
Я решил начать с самого нам близкого – с нашего природного дома, с окружающего нас мира. Я вспомнил слова апостола Павла: «Ибо, что можно знать о Боге, явно для них, потому что Бог явил им. Ибо невидимое Его, вечная сила Его и Божество, от создания мира через рассматривание творений видимы, так что они безответны» (Рим.1,19-20).
Каков этот мир? Что мы можем познать из него о Боге? И я начал пропускать перед моим внутренним взором некоторые уголки нашей планеты. Это бесконечные сибирские просторы, где прошли моё детство и юность. Завораживающая красота озера Байкал, которое я когда-то имел счастье видеть и с тех пор не могу забыть. Это могучие горы Казахстана, я каждый раз любовался ими, когда бывал в Алмате. Это прекрасный, мягкий климат Украины. И, наконец, сказочная Беловежская пуща. А сколько прекрасных мест в Германии! Человек чувствует себя уютно на этой планете. Самый хороший отдых – это отдых на природе. Бог создал для нас замечательный дом. Похоже, что Бог в Своём творении был положительно настроен по отношению к нам. Он заботился о нас, Он добр к нам. Да и сегодня Он не забывает Своё творение. Сколько попыток уже предпринял человек, чтобы разрушить свой природный дом, достаточно посмотреть на дымящие трубы в Китае, России и США, на изрезанные автобанами степи и горы, но Бог не даёт разрушить Землю. Он бережёт её для нас. Деисты не правы, утверждая, что Бог сегодня только равнодушно созерцает, нет, Он и заботится.
Итак, мой первый вывод был таков: в природе мы видим однозначно доброго Бога. Ну, а дальше что? Как насчёт чистилища или мытарств? Если они есть, то устою ли я в них?
«Ибо так возлюбил Бог этот мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную» (Ин.3,16). Иисус Христос – это объяснение Бога в любви к нам, людям. И ко мне тоже! Это надо помнить и всегда напоминать самому себе. Или просить кого-то другого напомнить. В Иисусе Бог обращается ко мне лично, Он имеет меня в виду. Когда мне было 16 лет, Он начал стучаться в мою жизнь. А в этом возрасте молодые люди всё знают лучше взрослых, у них очень развито желание быть самостоятельными и самим строить свою жизнь. Так оно было и у меня. Как я сопротивлялся этому зову Бога. Но потом Его любовь победила. Образ Христа оказался таким убедительным, что я принял Его в свою жизнь.
Сожалел ли я когда-то об этом? Нет. И теперь, лёжа в больнице, я начал вновь размышлять о Личности нашего Господа. Я снова прочитал все четыре Евангелия, вспоминал занятия по христологии в семинарии, постарался восстановить в памяти прочитанные мною книги о Христе, такие как «Христос, которого я не знал» Филиппа Янси, или «Христос под следствием» Ли Стробеля, или «Сын Человеческий» Александра Меня. В них мужи Божии попытались описать реальный образ Иисуса и этим сделать Его ещё понятнее для нас, ближе и доступней. Бог должен быть очень добрым, если нашёл такой путь для нашего спасения. Он видимо бесконечно любит нас, коли пошёл таким путём. А ведь это надо себе представить, дорогие друзья, Бог в Своём Сыне приходит на эту землю и фактически наказывает Сам Себя за наши грехи. Какой разум способен это постичь?! Об этом уже размышлял пророк Исаия: «Ибо от века не слыхали, не внимали ухом, и никакой глаз не видал другого бога, кроме Тебя, который столько сделал бы для надеющихся на него. Ты милостиво встречал радующегося и делающего правду, поминающего Тебя на путях Твоих» (Ис.64,3-4). Да, действительно, «Бог есть любовь» (1.Ин.4,16). Мы все это, конечно, знаем, но только должны постоянно это себе напоминать. Конечно, в Библии говорится о Боге, как огне поядающем, но только по отношению к грешникам, к Его врагам. По отношению же к нам, Его детям, Он добрый Пастырь, Он помощь и защита, скала и убежище, сень и покров. А это даёт покой.
А потом я начал вспоминать о Его делах в моей жизни. Были события, которые никогда не хотелось бы пережить, например, смерть нашей дочери. Но были и другие, сотни, а может быть даже тысячи. Но кто уж упомнит их, я в этом не исключение. Хотя автор 102-го псалма вдохновляет нас помнить о добрых дела Господа в нашей жизни. Но наша память лучше запоминает отрицательное, так уж мы устроены. Но я захотел на этот раз поступить по-другому, я хотел знать правду. Я начал сознательно вспоминать только доброе в моей жизни, в жизни моих друзей и близких. И оно начало преобладать. Его становилось всё больше. А я ещё не знал, что меня ещё ожидает. Это будет не только страшный диагноз – рак, и прогноз – от трёх до шести месяцев жизни. Это будет огромная помощь моих друзей, это будет их участие в поиске нового жилья, это будет помощь при упаковке вещей и переезде. Только добрый Бог может сотворить столько добра в людях и через людей. Мы по сей день благодарим Господа за это чудо. А может быть это и не чудо, а нормально среди детей такого любящего Отца?!
Итак, я пришёл к однозначному выводу: Бог добр. А ведь это я знал раньше и верил в это. Только искушения и страхи заставили опять задуматься над этим и по-новому рассортировать свои знания и веру. А это иногда очень полезно узнать – а во что же ты собственно веришь, оно действует ещё в тебе, несёт тебя? Для меня это переживание и найденные ответы были очень полезным уроком и наполненным временем. Я желаю себе и вам, дорогие друзья, тоже иногда такой радикальной переоценки собственных ценностей и «техосмотра» нашей веры. Это успокаивает и укрепляет уверенность в нашей встрече с Ним. Бог добр и Он при встрече с Ним обнимет каждого из нас, утешит, вытрет все слёзы. Какая прекрасная перспектива!
Будьте спасены и благословенны.
Ваш
Борис Зудерманн