Сохраняя чистоту веры.

Алексей Смирнов о прошлом и настоящем.

Можно с полной серьезностью утверждать, что Алексей Васильевич Смирнов, занимающий ныне пост Председателя Российского Союза евангельских христиан-баптистов, вырос в Доме молитвы. Он родился в 1955, в год, когда его отец, Василий Яковлевич Смирнов, построил в Дедовске, в городке, находящемся в 38 км от Москвы, новый дом для своей семьи – жены и семерых детей. Однако дом этот стал не только семейным очагом, но и местом для собраний членов церкви. Постепенно стен в доме становилось меньше, а зал для собраний увеличивался, община росла, и уже через год под крышей нового дома собиралось около ста человек. "У меня было счастливое детство, – говорит пресвитер Алексей Васильевич Смирнов, – потому что я вырос в христианской семье. Проблемы начались только тогда, когда мой отец и мои старшие братья стали активными участниками евангельского движения".

На тот момент в Москве была единственная, зарегистрированная вновь в 1943 году, Центральная баптистская церковь. Сталинское правительство считало, что этого достаточно и второй протестантской церкви быть не должно. Но евангельские верующие так не считали, и, начиная с 1947 года, отец Алексея Смирнова стал создавать церковь в Дедовске. Вначале созидание церкви происходило даже совместно с пятидесятниками. Но два года спустя, из-за различий в стиле богослужебной практики, пятидесятники отделились.

Кульминация напряженных отношений с властями наступила в 1961 году, когда пять служителей церкви, в том числе отец Алексея Смирнова, Василий Яковлевич Смирнов, были осуждены и сосланы в Сибирь за религиозную деятельность. Закрытие баптистской церкви, находящейся в такой близости от Москвы было делом чести для органов атеистического режима. Поэтому судебные слушания проходили в максимально публичном режиме, в Центральном доме культуры города. Вспоминая те времена, Алексей Смирнов рассказывает: «Шла серьезная пропаганда против баптистов. Баптисты – это американские шпионы! Они едят детей, приносят их в жертву! Люди были настроены очень жестко, поэтому наших братьев фактически проводили сквозь строй, который охраняла милиция. Люди готовы были растерзать их, потому что считали баптистов врагами». В 1964 году все братья были реабилитированы как незаконно осужденные, но конфискованное имущество не было возвращено. Почти полвека спустя в том же самом помещении, где когда-то прозвучал обвинительный приговор руководителям общины, состоялось Рождественское богослужение.

 

Через два года после освобождения заключенных и возвращения их в Дедовск, произошло разделение общины. Одна часть выбрала путь с зарегистрированным Всесоюзным Советом евангельских христиан-баптистов (ВСЕХБ), а вторая часть общины, в которой были родители А.Смирнова, присоединилась к основанному в 1961 году и незарегистрированному «Совету Церквей евангельских христиан-баптистов». "Эти  события происходили буквально в нашей семье, – рассказывает А.В. Смирнов, – все мы были родственниками, дети общались друг с другом". Дядя Алексея Васильевича нес служение старшего пресвитера ВСЕХБ по Московской области. "С 1966 по 1987 годы церковь в Дедовске постоянно подвергалась гонениям со стороны властей", – так описывает период после разделения сам Алексей Васильевич.

В апреле 1987 года, сразу после указа Горбачева об освобождении всех верующих, А.В.Смирнов с друзьями начал служение благовестия на Арбате. К 1991 году группа разработала собственную стратегию по формированию новых церквей. Планировалось создание церквей вдоль направления путей железнодорожного сообщения, проходящих через Дедовск на запад, в Ригу. Вскоре верующие собирались уже в 11 разных церквах. Ассоциация церквей изначально имела направленность на работу с молодежью и детьми. И сегодня они имеют различные средства для реализации этого служения, начиная с детского лагеря «Ручеек» в Румянцево и заканчивая Христианским молодежным центром в Дедовске.

Как ни странно, но «Совет Церквей ЕХБ», в состав которого входило объединение, отнесся к инициативе благовествования резко отрицательно. Алексей Васильевич объясняет сегодня это так: «Совет считал, что это не истинная свобода, то есть, что мы льем воду на мельницу коммунистической власти, что это очередной обман мировой общественности. Они считали, что благовестия не должно быть». Но группа не прекратила благовествовать и, следовательно, была исключена из Совета Церквей. В 1993 году объединение новых церквей было названо «Ассоциация братских церквей» (АБЦ), и спустя четыре года официально зарегистрировано. Сегодня АБЦ включает более 20 церквей.

Дедовск не единственный город в России, имеющий четыре баптистские церкви, несмотря на этот факт, Алексей Васильевич называет Дедовск центром баптистской жизни. Вот как комментирует Алексей Васильевич принцип объединения церквей: "Мы все разные по своей самобытности, но у всех нас одно богословие, мы все входим в одно объединение, но имеем разные подходы к служению".
Общественный Совет

Возглавивший в 1991 году Ассоциацию братских церквей и остававшийся на этом посту в течение трех сроков, Алексей Смирнов всегда был связан с РС ЕХБ и другими баптистскими группами сердечными отношениями: «Наши отношения складывались постепенно, начиная с 1990 года. Ничего не решалось вдруг, спонтанно. Взаимоотношения были регулярными. Например, в конце 90-х шесть человек из Ассоциации получили свое богословское образование в стенах московской семинарии РС ЕХБ» – так он комментирует этот период жизни объединения.

В Москве в 2006 году был образован Общественный Совет. Идея создания Совета принадлежала, в числе других лидеров, Юрию Кирилловичу Сипко, бывшему тогда Председателем РС ЕХБ, и Алексею Васильевичу Смирнову. Сегодня под эгидой Общественного Совета объединены около десяти баптистских союзов, а также других религиозных организаций. «Нашей целью не было формирование некого суперсоюза. В основе нашего единства, прежде всего, лежат общее богословие и общие баптистские принципы» – поясняет идею создания Совета Алексей Васильевич Смирнов.

Задача Совета не заключается в достижении институционального единства, речь идет о создании и поддержании единства в соответствии с Божьим Словом. Однако Алексей Васильевич не исключает возможности объединения АБЦ и РС ЕХБ в будущем: «Я уже не руковожу Ассоциацией и сейчас даже не являюсь членом Совета служителей. Я просто пастор церкви, входящей в это объединение. Но я не вижу непреодолимых препятствий, которые мешали бы этому объединению».

Юрий Кириллович Сипко отметил усилия А.В. Смирнова по объединению баптистского братства. Возможно, это подтолкнуло Юрия Кирилловича к тому, чтобы предложить Алексею Васильевичу стать членом команды РС ЕХБ. В 2006 году А.В. Смирнов принял предложение и стал руководителем Пасторского отдела РС ЕХБ.

Но Смирнов не ограничивается только целями объединения российского баптистского братства. Он подчеркивает, что баптистское движение в России – это лишь только часть мирового евангельского сообщества баптистов. «Мы не отделяем себя по основным богословским позициям от всех баптистов в мире. У нас могут быть разные точки зрения на практическое богословие, какие-то формы, применяемые в церкви, но как баптисты мы – одно целое. Когда мы сумеем оценить достоинства друг друга, качества друг друга, начнем помогать и исправлять ошибки друг друга, тогда это сотрудничество будет очень ценным». Далее он добавляет: «С другой стороны, русским баптистам после 70-летнего заточения необходимо увидеть, что христианство – это не только русское христианство, что есть христиане во всем мире, возможно у них есть то, что нам не нравится. Но это помогает нам понимать, что Бог суверенен, что он определяет Своих детей, а не мы определяем кто Его дети. Это помогает нам не быть такими узконаправленными, помогает нам шире увидеть христианский мир».

После многих десятилетий элементарного выживания во враждебном мире, в котором остро переживалась отверженность, по мнению Алексея Васильевича, сейчас наступило время, когда «российские баптисты должны перестать считать себя людьми «второго сорта». Их христианские ценности, отстаиваемые в течение многих лет страданий, теперь могут быть драгоценным опытом для российского общества и мировой общественности в целом. Русские баптисты, долгое время вынужденные защищать свою веру, сохранили «чистоту веры, которая остается особенностью российских баптистов и до настоящего времени». В других странах с неограниченной свободой церковь и общество вынуждены выстраивать отношения. Церковь видит свой долг в том, чтобы пойти на уступки обществу в целях достижения взаимопонимания. «Русская церковь могла бы быть примером того, что за свои убеждения и за свою веру надо стоять».

Алексей Смирнов считает, что «российские баптисты являются лучшей частью российского общества по всем параметрам: в личной жизни, в семейной, моральной, трудовой, в отношениях к государству, к Родине». Он убежден, евангельские христиане-баптисты – «патриоты, верные граждане своего государства».

Что касается отношений с православной церковью, пастор Смирнов уверен, что евангельские христиане должны отдать дань уважения тем, кто путем страданий принес в Россию Евангелие. "Их расстреливали, преследовали и сажали в тюрьмы за свои убеждения", - отметил он. Разногласия между баптистами и православными заключаются не в вопросе об общехристианских ценностях, а в области богословских учений. Но когда есть богословские различия, по мнению Смирнова, "мы должны садиться за общий стол переговоров, брать в руки Писание и размышлять в духе братского диалога". Он считает, что причина враждебных отношений в прошлом часто кроется во "взаимном невежестве" и, в заключение, подчеркивает он: "Мое глубокое желание, чтобы все люди, называющие себя христианами, стали действительно поступать как Христос ".
Личная жизнь

Алексей Васильевич Смирнов – человек скромный, демонстрирующий спокойствие и сдержанный стиль. Он признался, что никогда не стремился к лидерским постам. "Я даже не планировал стать пастором. Я только хотел служить Господу и выполнять Его волю. Я никогда не хотел занимать руководящие должности, но часто люди голосовали за меня" –  рассказывает он.

 

Начиная с 24 марта, с начала своей деятельности на посту главы РС ЕХБ, Алексей Васильевич очень загружен. Но пастору не привыкать к «трудностям». Когда в марте 1998 умерла после шестилетней болезни его первая жена, он остался один с шестью сыновьями, в возрасте от шести до девятнадцати лет, продолжая при этом светскую работу и свое пастырское служение. Спустя полтора года он вновь женился, на Инне Николаевне (Смирновой). Совершенно очевидна решительность и жертвенность этой женщины, так как, выйдя замуж, она стала не только женой, но и одновременно - мамой для шестерых детей. Сегодня, когда почти все сыновья покинули отчий дом, она продолжает быть страстной молитвенницей и помощницей своему супругу в его служении.

Источник: Доктор Вильям Йодер