Где нашел надежу отчаявшийся пастор маленькой церкви неприметного городка?

Я – никому не известный пастор маленькой церкви неприметного городка. Многие мои друзья в других местах основали крупные церкви. Или стали пасторами уже существующих процветающих общин – с бурным ростом, динамичными служениями, активной евангелизацией. У меня же всего этого нет. Впрочем, думаю, что моя судьба похожа на судьбу многих из вас.

Поверьте, я не сидел, сложа руки. Я два раза в месяц проповедовал в средней школе, преподавал Библию в младших классах, занимался с неверующими изучением Евангелия от Иоанна. Я старался встречаться с людьми в местном спортзале, заводил с ними знакомства, беседовал, находя любую возможность поделиться с ними истиной о Христе. Каждое воскресенье я поощрял членов нашей церкви “идти  к людям”, нести нашему городку Благую Весть. Мы уже год проводим домашнюю группу в надежде, что это создаст благоприятную атмосферу для настоящего ученичества.

Но никаких результатов все это не принесло. Я не хочу сказать, что Бог абсолютно ничего не делал. Он являл (за что я очень Ему благодарен) много милостей и благодати в жизни наших верующих. Однако я так и не увидел новых верующих, тех, кто, придя из мира, раскаялись бы в грехах и обратились к Иисусу. Бог дал нам обещание: “Слово Мое, которое исходит из уст Моих, - оно не возвращается ко Мне тщетным” (Ис. 55:11). Я держался этого обетовании боле двух лет, но… никаких результатов.

Отчаяние

Раньше я несколько пренебрежительно относился к слабости пророка Илии. Помните эту историю, когда сразу же после великого триумфа на горе Кармил (где огонь сошел с неба) он из-за угроз Иезавели убежал в пустыню? Там в пещере пророк одиноко жаловался Богу на обстоятельства. “И вот, было к нему слово Господне, и сказал ему Господь: что ты здесь, Илия? Он сказал: возревновал я о Господе Боге Саваофе, ибо сыны Израилевы оставили завет Твой, разрушили Твои жертвенники и пророков Твоих убили мечом; остался я один, но и моей души ищут, чтобы отнять ее” (3 Цар. 19:9-10).

Я думал раньше: “Как Божий пророк может быть в такой депрессии? Что случилось с ним? Это ненормально!” Теперь же я его прекрасно понимаю. Это как раз то ощущение отчаяния, когда вы исполнили все, что Бог повелел вам сделать, – и ничего не изменилось. “Огонь же сошел с неба! – думал, по всей видимости, Илия. – Теперь-то люди вернутся, наконец, к Богу! Но когда на следующий день он проснулся, то понял, что все осталось таким, как и было.

Что нам делать, если мы изо всех сил пытались угодить Богу, твердо держались Его обетований, но отчаялись видеть какие-нибудь результаты и нами овладеваем уныние? Мы стараемся ободрить себя словами Павла: “Ибо я не стыжусь благовествования Христова, потому что оно есть сила Божия ко спасению всякому верующему, во-первых, Иудею, потом и Еллину” (Рим. 1:16). Мы не стыдимся – но где же сила? Мы провозглашаем Евангелие – но где же спасающиеся люди?

Духовный голод

Несколько недель назад в воскресенье я сказал своей жене: “Это может показаться эгоистичным, но я должен увидеть крещение. Я должен “вспомнить”  этот процесс, когда кто-то крестится по вере. Я нуждаюсь в этом, что поверить, что Бог собирается еще кого-нибудь спасать в этом городке, что Евангелие действительно обладает спасающей силой и для этих людей”. Поле двух лет позитивного мышления и слепого оптимизма я в итоге оказался в таком состоянии, в котором никогда еще не был. Я почувствовал нестерпимую жажду увидеть, что кто-то приходит к Иисусу.

Мои молитвы стали другими. Я уже не использовали вежливую формулу “если на то есть Твоя воля”. Я уже умолял, настаивал, “угрожал”, что моя душа не выдержит, если Бог в ближайшее время кого-нибудь не спасет. Я чувствовал себя подобно человеку в пустыне, который умирает от голода и бессилен что-нибудь сделать. И исчерпал все свое терпение. Я исчерпал все ресурсы, которые, как я думал, могли как-то повлиять на людей и открыть их сердца для Евангелия.

Я очень хотел, чтобы Бог прославился в нашем городке. Я жаждал видеть силу Евангелия и радоваться этому. Я хотел быть свидетелем того, как Святой Дух дает людям новую жизнь. Я отчаянно хотел видеть, как шествует Царь Иисус, спасая от греховных пут заблудшие души. И в тот момент, когда все мои надежды, казалось, были утрачены; когда моя душа умирала от жажды, Бог проговорил мне следующее: “Он смирял тебя, томил тебя голодом и питал тебя манною, которой не знал ты, и не знали отцы твои, дабы показать тебе, что не одним хлебом живет человек, но всяким словом, исходящим из уст Господа, живет человек” (Втор. 8:3).

Я понял важную истину: духовная жажда в жизни христианина – это благословение от Господа. Бог умышленно позволяет нам терпеть жажду, чтобы мы осознали, как сильно нуждаемся в Нем. Если из Его уст не исходит слово, мы умираем. Если Он не содействует успеху, евангелизация не приносит плодов. Подобное пережил когда-то Петр. С широко открытыми глазами, в которых отражалась отчаяние, он так ответил на предложение Иисуса “отойти от Него”: “Господи! к кому нам идти? Ты имеешь глаголы вечной жизни”. Теперь я понимаю Петра. Я отчаянно нуждаюсь не в большой процветающей церкви и успешном служении. Все, что мне нужно, – это Сам Иисус.

Надежда

Бог потому допускает голод для Своего народа, чтобы потом у Него была возможность этот голод удовлетворить: “Блаженны алчущие и жаждущие правды, ибо они насытятся” (Мф. 5:6). Означает ли это, что Бог пошлет в нашу церковь сто новых человек в этом году? Не обязательно. Означает ли это, что наша церковь гарантировано станет процветающей общиной, в которой активно ведется евангелизация и постоянно каются новые души? Нет. Но я уверен, что Бог удовлетворит мой глубочайший духовный голод. Он приводит меня в ситуацию сильнейшей жажды, чтобы показать, что только в Нем я могу найти утоление этой жажды.

Я начал, наконец, понимать, что без Духа Святого все мои усилия ни к чему не приведут. Теперь я стал совершенно по-другому приносить Богу свои желания, просьбы. Понимание Бога как источника утоления духовной жажды дает мне надежду. Бог, конечно же, будет спасать людей. Но я могу этого и не увидеть. Вполне возможно, что я больше не увижу ни одного случая, когда человек приходит к Иисусу. А может, увижу тысячи новообращенных. Не это главное. В чем я действительно нуждаюсь, так это в Самом Боге, Который Один может удовлетворить мой духовный голод – удовлетворить Своею силою, любовь и прощением, дарованным через Господа моего Иисуса Христа.

Одна вещь несомненна: я уверен в благополучном будущем своей церкви. Такой надеждой обладал израильский народ перед исходом. Такой надеждой обладали ученики перед Днем Пятидесятницы. Такая надежда была у Езекии, перед тем как Бог поразил 185 тысяч ассирийцев. Этой надеждой жил пророк Илия, когда Бог восхитил его на огненной колеснице. Для церкви не существует лучшего контекста деятельности, чем ощущение полного своего бессилия и совершенной, отчаянной  зависимости от Бога. Потому что только в таком контексте Богу гарантируется вся слава.

Чэд Эшби, пастор баптистской церкви “CollegeStreet”, г. Ньюберри, Северная Каролина.

Голос Истины по материалам TheGospelCoalition